Maxco (maxco) wrote,
Maxco
maxco

Обращение жителей одного из самых больших районов Ставропольского края... - Новостное агентство ЮФО

24 Декабрь 2011, Афонин Максим

В одном из самых густонаселенных районов Ставропольского края зреет новая «Кущевка».

Руководитель Администрации Шпаковского района лишает колхозников земель, переоформляя их на сына и жену. Сын главы администрации, ранее судимый за крупное мошенничество, стал одним из крупнейших землевладельцев края. Сотрудники МВД откровенно саботируют ход расследования и покрывают преступников. Запредельная коррумпированность правоохранительных органов и местной власти заставили написать жителей края открытое письмо председателю СКП А.Бастрыкину, в котором говорится о «необходимости недопущения повторения кущевских событий».

В письме сообщается, что сын главы Шпаковского района Евгений Мизин является по странной случайности одним из основных землевладельцев района. Только согласно выпискам их Единого государственного реестра юридических лиц, ему принадлежит порядка 300 га земли в Шпаковском районе. Также большое количество земель оформлено на жену Мизина. (См. текст). Как это согласуется с Законом о муниципальной государственной службой, должно стать отдельным поводом для выяснения со стороны правоохранительных органов.

Приводим текст письма:

Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации А.Бастрыкину

Уважаемый Александр Иванович!

Удивить в наше время фактами беззакония едва ли кого возможно. Но то, что творится в Шпаковском районе Ставропольского края заслуживает отдельного разговора. Вот уже четыре года мы бьемся за свои права как законные собственники земельных паев ЗАО «Сенгилеевское», много отдавших этому хозяйству, но в итоге ставших жертвами аферистов. Это в насквозь прозрачном деле, при очевидных доказательствах их правоты.

Но нельзя же вечно таскаться по судам, строчить кипы заявлений и жалоб, обивать пороги кабинетов, транжирить силы и нервы на то, чтобы вернуть похищенную у тебя собственность, сражаясь не только с самим ворьем, но еще с армией тех, кто их крепко покрывает и по-родственному опекает в госструктурах?

А потому получается, что нет ничего сложнее, чем отстаивать интересы рядовых граждан, не имеющих денег, связей и власти, но которые пересеклись с захватническими планами тех, кто обладает этим чудодейственным набором, открывающим двери любых кабинетов.

Речь идет о 84,6 га земли, незаконно отошедшей ряду лиц, среди которых оказался (случайно ли?) и сын главы администрации Шпаковского района Александра Мизина. В свое время на личном приеме у Мизина наш адвокат наивно просил его о содействии по восстановлению прав колхозников, не зная еще, какие у того интересы в этом деле. Чиновник делал вид, что внимательно слушает, даже обещал разобраться. А после мы узнали, что в эти самые дни на его сына оформлялся липовый договор купли-продажи на часть земель, принадлежащих членам КФХ «Ставрополье» – в его состав вошли жители Шпаковского района своими земельными и имущественными паями, полученными в собственность в пожизненное наследуемое владение в 1992 году при приватизации ЗАО «Сенгилеевское».

В должности руководителя КФХ на основании постановления главы Шпаковского района от 22.02.1994 года утвердили Нину Стешенко. Однако в документе прошла ошибка (убеждены, что намеренно) – в нем не указали поименно членов хозяйства, чем впоследствии и воспользовалась те, кто присвоил земельный участок законных пайщиков. Правда, странное техническое упущение: землей, мол, наделили, а кого – неважно? Понятно, что эту аферу провернули при активном содействии чиновников районной администрации.

Однако именно эта техническая деталь послужила отправной точкой для дальнейших махинаций. Так, глава КФХ Нина Стешенко единолично распорядилась коллективной собственностью хозяйства, передав ее по договорам дарения и купли-продажи «своим» людям, после чего глава администрации Шпаковского района Александр Мизин изменил вид разрешенного использования земельных участков с пахотного на пастбищный, скорее всего, желая занизить их реальную стоимость.

Три года нам отказывали в возбуждении уголовного дела по факту лишения пайщиков их собственности.
Ситуация изменилась лишь с приходом в край начальником милицейского главка Александра Горового, после чего было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере»), хотя в материалах дела есть документы, подтверждающие, что размер аферы превысил миллион рублей. А это значит, что применима ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»), предусматривающая более жесткие меры наказания.

Но главная проблема даже не в этом – в следственном отделе при ОВД по Шпаковскому району всячески стараются затянуть рассмотрение дела, в итоге спустив его на тормозах.

В прошлом году на наши запросы пришел ответ из Главного следственного управления при ГУВД по краю с уведомлением о том, что изложенные в жалобах факты нашли свое подтверждение в части ненадлежащего расследования уголовного дела. После этого последовала тишина, а вскоре выяснилось, что следственные мероприятия на уровне края решено было свернуть.

Пришлось опять бомбардировать правоохранительные органы жалобами, и в апреле этого года в Следственном комитете при МВД РФ нам сообщили, что по результатам проверки постановление о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу отменено, расследование возобновлено, а виновные в ненадлежащем расследовании должностные лица привлечены к дисциплинарной ответственности.

Казалось бы, после того, как в ситуацию вмешалась федеральная правоохранительная структура, юлить местным сыщикам больше не имеет смысла. Но за последние полгода никаких подвижек не произошло, что вынудило обманутых пайщиков провести митинг у администрации Шпаковского района, при пособничестве которой и стало возможным мошенничество.
Размеры выделяемых участков регулировались средней по району нормой земельных долей, на тот момент составляющей 9,4 га. В заявлениях восьмерых колхозников и самой Нины Стешенко о выходе из состава ЗАО «Сенгилеевское» фигурировали площади в 9,4 га. То есть на всех девятерых членов вновь образованного КФХ приходилось 84,6 га. Но ровно столько было отдано Нине Стешенко бесплатно в собственность как главе крестьянско-фермерского хозяйства «Ставрополье» в 1994 году!
Этого не могло быть в принципе, поскольку законодательство предельно строго подходило к реализации прав работников колхоза на получение земельных долей.

Так, Указом президента РФ от 27.12.1991 года «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» руководителям хозяйств жестко предписывалось в течение месяца со дня подачи заявления о создании крестьянского (фермерского) хозяйства выделить в натуре земельные доли работникам и членам их семей.
При волоките на руководителей хозяйств налагался штраф в размере трех месячных окладов. Невостребованные земельные доли в течение шести лет считались закрепленными за членами КФХ.

Да и как членов КФХ могли лишить земельных и имущественных паев, если от своих прав собственников они не отказывались, из хозяйства не выходили, а самой Нине Стешенко доверенности на совершение сделок от их имени не выдавали?!

Наконец в начале сентября в этой затяжной истории наметился явный перелом в пользу рядовых селян – по нашему исковому заявлению Шпаковский районный суд вынес решение о признании восьмерых граждан членами КФХ «Ставрополье», а также собственниками отнятых у них земельных наделов. Иными словами, суд подтвердил очевидное: ряд граждан, среди которых Нина Стешенко и Евгений Мизин, незаконно отхватили весомую часть чужого пирога – земли рядовых колхозников.

В материалах уголовного дела достаточно фактов, указывающих на конкретных преступников. Прежде всего, это свидетельские показания, в том числе самих бывших руководителей Шпаковского района и села Сенгилеевского, а также заявления на выделение земельных участков и предоставление их в пожизненно наследуемое владение каждому члену КФХ «Ставрополье» (все они находятся в архивах краевого управления Роснедвижимости).

Но все предпринимаемые нами меры для восстановления законности упираются в бездействие следственных органов.
Ответчик по иску Евгений Мизин был уже осужден за мошенничество в особо крупном размере, совершенное в составе организованной группы. Но за свои деяния отделался условным сроком. Не потому ли полиция сегодня всячески пытается замять дело, что одним из его участников является отпрыск главного районного чиновника?

Можно предполагать, за какие «трудовые» заслуги Вадим Халилов, в свое время защищавший Мизина-младшего в суде Башкирии, а недавно представлявший интересы Нины Стешенко, заслужил должность заместителя председателя комитета по управлению имуществом Шпаковского района, ведающего земельными отношениями в районе? Неужто Халилов, уводя в суде мошенников от наказания, настолько повысил свою квалификацию, что его тут же пристроили на ответственную муниципальную должность?

Казалось бы, дело сдвинулось с мертвой точки, следственные органы должны принять во внимание результаты судебного расследования. Но полиция продолжает уводить от ответственности аферистов.

В какие еще, скажите, двери надо стучаться простым гражданам, какими средствами добиваться справедливости? Неужели для пресечения произвола непременно нужен прецедент, наподобие кущевского, где запредельная коррумпированность правоохранительных органов и местной власти привела к массовому убийству?

Если дельцам, отнявшим у селян их земельные наделы, не дать сегодня по рукам, завтра, чувствуя безнаказанность, они отыщут новых жертв для своих афер. И может так статься, что из этого криминального водоворота, в который все глубже безбоязненно затягивают край беспредельщики при власти, его жителям больше не выбраться.

Жители Шпаковского района Ставропольского края.


Tags: Ставропольский Край, политика, помощь, чиновник, чиновники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments